Подвеска в технике филигрань “Черная кобра”

Звездное Наследие: Черная Кобра

Я так и не понял, откуда они взялись в этой мертвой тишине гиперпространства, где нет ни звезд, ни планет, где не работает ни один закон Вселенной, где нет даже времени. Где нет ничего.

Но я видел блестящие глянцевые грани их кораблей. Словно гигантские глыбы льда, тщательно обработанные великим мастером. Они шли мне навстречу. Назойливо заверещал опознавательный датчик на бортовой панели. Я уже знал – это патруль. Я умел разговаривать с любым патрулем. Опытный космический волк, десятки лет бороздивший пространство Вселенной, мог противостоять, если это было необходимо, любым юнцам из галактической полиции и патрульных служб. Любым, только не ЭТИМ.

Отступать было поздно. Границы узкого коридора гиперпространства резко разошлись в стороны. Я краем глаза посмотрел на приборную панель: теперь энергии хватит только для одного прыжка. А может быть и не хватит. Я даже не знал, куда вынесло корабль, когда они прервали мой переход. А времени на расчеты у меня не было.

Уравняв скорость своего старого, но довольно мощного корабля с кораблями патруля, я быстро поймал в перекрестие прицела граненого монстра, который неотвратимо надвигался на меня. Он шел вперед самоуверенно и достаточно быстро. Два других корабля артангов прикрывали ведущего сзади. Как же мне хотелось ударить лазером по лоснящейся поверхности приближающегося инопланетного корабля! Но я не мог этого сделать. Патруль артангов неприкосновенен. Но разве я мог позволить им досмотреть груз, который находился у меня на борту? Груз, за который меня ждала смертная казнь. Цивилизация артангов заявила о себе двести лет назад. В те времена влияние таргонов и человечества было ослаблено многолетней кровопролитной войной, подорвавшей могущество этих двух великих очагов разума Вселенной.

Артанги возмутили всех, когда их огромные смертоносные эскадры, в нарушение всех законов Объединенных Галактик, вторглись в пределы Центрального Союза Человеческих Колоний и покорили несколько обитаемых планет. В то же время дипломатические корабли вездесущих таргонов были замечены недалеко от оккупированных артангами планет. Среди пилотов-одиночек стали упорно циркулировать слухи, что во Вселенной рождается новый могущественный альянс. Действительно, таргоны с завидной настойчивостью стремились к заключению договора с артангами, дабы, создав мощный кулак, одним ударом превратить в пыль достижения человеческого разума. Однако, как потом стало ясно, артанги не особенно желали такого альянса. Более того, один из дипломатических кораблей таргонов был уничтожен при подлете к станции новоявленных захватчиков, на которой размещалась военная база артангов. Все обитаемые миры Вселенной могли наблюдать по каналам гиперсвязи небольшой ролик, показывающий, как артанги расправились с таргонами. Вот он, могущественный восьмигранный корабль таргонов, приближается к станции артангов. Вот ему навстречу вылетает небольшой патрульный корабль, чем-то отдаленно напоминающий хрустальную люстру с многочисленными подвесками. Таргоны включают опознавательные огни. Медленно в центральной части корабля артангов открывается небольшой люк, а оттуда на поворотном лафете появляется лазерная установка. Яркая вспышка света и голубой луч, бьющий в центральную часть корабля таргонов. Бешеный вихрь разноцветных огней, а следом вспышка сверхновой. На доли секунды в космосе родилась и погасла новая звезда. У диких аборигенов близлежащих планет, которые могли наблюдать новую звезду, появились убедительные доказательства в пользу существования величественного Бога, которому они поклонялись.

Беспощадные артанги продемонстрировали Вселенной свое могущество и коварство. В верхах Центрального Союза Человеческих Колоний царила паника. Срочно собранное Военное Совещание под влиянием только что виденного ролика чуть было не объявило очередную мобилизацию, но трезвые головы разумно предположили, что в случае открытых военных действий против артангов от человеческой цивилизации не останется камня на камне. Военные эксперты пришли к общему заключению, что объявлять войну артангам еще рано. Человечеству просто необходимо было установить с ними пусть худой, но мир, что позволило бы оттянуть время войны на неопределенный срок.

Переговоры затянулись. Агрессоры требовали полного и безоговорочного выполнения их условий, которые заключались в следующем:
– артанги полностью контролируют все основные высокоразвитые планеты галактик и обеспечивают режим наибольшего благоприятствования своим торговым кораблям;
– на всех, без исключения, планетах размещаются посты налоговой полиции артангов;
– их патрульные корабли получают необходимые права на досмотр всех торговых, военных, грузовых и пассажирских судов;
– с кораблями, нарушившими законы артангов, разбирается военный патруль;
– ни одна станция во всех обитаемых мирах не имеет права отказать в приеме любому типу корабля с опознавательными знаками цивилизации артангов.
Планеты, отказывающиеся выполнять законы, уничтожаются без суда. Для уничтожения непокорной планеты достаточно лишь устного согласия Верховного Командующего Экспансией.

В конце концов, с некоторыми оговорками, Центральный Союз Человеческих Колоний подписал мирный договор с артангами на их условиях. В то время люди еще не были готовы к схватке с этим серьезным и опасным противником. И дабы не подтолкнуть захватчиков к созданию альянса с таргонами, а значит, к беспощадной и заранее проигранной войне, двести следующих лет во Вселенной правили зеленовато-серебристые разумные жабы, которые именовали себя артангами.

– Говорит межгалактический патрульный корабль “Артанг Великий”. Борт Н-9, откройте первый стыковочный модуль и действуйте по инструкции. – Голос пилота звучал требовательно и жестко.
– Выполняю, – сухо ответил я.

Пальцы вспорхнули над клавиатурой пульта управления. Я не мог поступить иначе. В случае неповиновения артанги не оставили бы мне ни единого шанса.

“Артанг Великий” медленно приближался. Я заметил, что другие два корабля, словно космические шмели, закружились в плавном танце впереди, лишая меня возможности быстрого старта. Мне оставалось жить всего несколько минут. Эти жабы обязательно сунутся в грузовой отсек. Я уже представил себе их реакцию, когда они увидят тонны самого современного оружия.

Удивительная ситуация: корабль, битком набитый СМЕРТЬЮ, не мог даже попытать счастья в бою с артангами. Кулаки чесались, но я реально оценивал силы. У меня оставался один шанс из миллиона. И я должен, просто обязан был его использовать. Поэтому, прикинувшись ягненком, я, с широкой улыбкой на лице, отправился встречать патруль.

Когда с тихим шипением распахнулись двери шлюзовой камеры, я не без омерзения поклонился трем вошедшим. Пупырчатые головы в высоких зеленых фуражках ответили мне легкими кивками.

Артанги передвигались на двух толстых, мускулистых ногах. Все трое были одеты в тонкие облегающие одежды из какого-то легкого воздушного материала. Большие до безобразия животы этих жабоподобных существ перепоясывали широкие пурпурные ленты. Один из артангов, видимо, старший по званию, внимательно посмотрел на меня из-под темных очков и прошелся шестипалой ладонью по мокрому лбу:

– Жарко у вас тут, – офицер сказал эти слова на своем языке, но сработал автопереводчик на стене холла, в котором мы находились, и я услышал ровный мужской голос.

В ответ я пожал плечами и улыбнулся. Мне приходилось смотреть на них сверху вниз. Даже самый высокий из артангов едва доставал мне до плеча. Но, тем не менее, вид у этих жаб был достаточно грозный. У всех троих на плечах висели гравиметы. Я знал, что это такое. Как-то раз мне довелось увидеть эту штуковину в действии.

Тогда меня занесло на какую-то забытую Богом станцию, и я зашел в местный протухший бар, чтобы пополнить запасы провианта на своем корабле. На моих глазах один пьяный артанг, выясняя отношения с каким-то отчаянным отшельником, расстрелял несчастного из гравимета прямо у стойки бара, возле которой произошла ссора. Артангу дали тогда спокойно уйти. Но, как только эта жаба покинула бар, толпа недовольно загудела. Со всех сторон сыпались проклятия и комментарии бывалых пилотов. Не в силах слушать всю эту пьяную симфонию, я быстро набил контейнеры подходящей едой и унес ноги с этой захолустной станции. С тех пор я больше не встречался с артангами, но знал о них все. Пилоты любили рассказывать о своих злоключениях и встречах с ними в самых ярких красках. И если кто-то и преувеличивал кровожадность и коварство жабоподобных, то ненамного. Трудно было преувеличить рассказчику и свою собственную удаль, поскольку никто не смел даже заикнуться о том, что ему удалось встретиться в ближнем бою с кораблем артангов и победить. Все знали, чем могло грозить даже упоминание о расправе с патрульными и прочими кораблями захватчиков. Артанги не жалели денег для своих осведомителей.

– Есть ли у вас на борту запрещенные товары, оружие, секретная техника? – скороговоркой произнес офицер, осматривая обшарпанный холл.
– Никогда не занимался этим. Я простой торговец. Хочу скопить денег и удалиться на покой, – ответил я, протягивая свои документы и грузовую карточку.
Артанг долго возился с моими документами и со своей миниатюрной аппаратурой, проверяя все нюансы. Наконец из прорези коробочки, которую держал офицер, выскочила сначала грузовая карточка, затем мои личные документы. Я протянул руку, чтобы забрать их, но артанг с гримасой на пупырчатом лице передал мои документы своему напарнику. Тот, не задумываясь, спрятал их в карман.
“Началось”, – подумал я, готовясь к самому худшему.
– А вы, оказывается, высококлассный пилот, – с непонятной интонацией сказал офицер.
– Да, я летаю с детства.
– Превосходно. – Он приблизился ко мне, и я почувствовал какой-то неприятный болотный запах, который струился от его тела.
– Значит, вы, вероятно, могли состоять на службе у вашего Военного Совещания?
Артанг бил прямо в цель. С недавних пор я действительно помогал Человечеству хорошо подготовиться к началу войны. Да, я перевозил оружие на слабозащищенные станции. И вот теперь, на пятом или шестом перелете, меня взял патруль артангов. Похоже, после этой встречи Военное Совещание уже не сможет на меня серьезно полагаться. А жаль. Я многое знаю и умею.
– Почему вы молчите?
– Что? Ах, да, извините. Я вспоминал, не было ли у меня родственников, которые работали на Военное Совещание с момента его образования. Это было, кажется, лет шестьсот назад? Так вот, по-моему, таких родственников у меня не было. А сам я что, так – мелкая пташка.
Артанг пристально посмотрел на меня, но вопросов задавать больше не стал. Он сделал несколько шагов в сторону грузового люка и обернулся.
– Давайте посмотрим груз.
– Мне надо сходить за ключами, – глупее этой фразы в голову ничего не пришло: артанг прекрасно знал, что грузовой люк можно открыть с помощью ввода кода.
– Вы что, забыли код?
– Но грузовая карточка-то у вас. Я просто не обязан помнить эти цифры.
В эти минуты я говорил первое, что придет в голову. Мои мозги были заняты другим. Я ждал, когда два других артанга на время отвлекутся. Мне просто необходимо было перехватить инициативу.
– Хорошо, – старший артанг посерел и повернулся к стоявшим сзади охранникам. – Сержант, посмотрите код. Сержант полез в карман. Я внимательно следил за его второй рукой. Он твердо держал ее на стволе гравимета. Пожалуй, из этой ситуации я вряд ли мог что-то выжать. Пришлось дождаться, пока сержант зачитает вслух код шифрозамка грузового отсека. Услышав код, офицер быстро нажал нужные клавиши на цифровой панели. Люк распахнулся.

– За мной, – приказал офицер и вошел внутрь. Я слегка притормозил и вежливо пропустил вперед себя сержанта. Третий артанг слегка подтолкнул меня в спину, давая понять, что сзади пойдет он.

Теперь все решали считанные секунды. Если я не успею что-то сделать в этом, относительно узком, коридоре, который ведет в грузовой отсек, то можно смело заказывать себе похоронную музыку. Там, через двадцать метров, лежали тонны оружия. И я решил рискнуть. Тем более, что рассчитывать на снисхождение не приходилось.

Я резко поднырнул вниз и, дав задний ход, сильно толкнул спиной шедшего сзади артанга. Я постарался, чтобы ему пришлось немного поглотать воздух. На какую-то долю секунды гравимет артанга остался без присмотра. Снимать оружие с жирного тела было не с руки, поэтому, вжав обмякшего артанга в стену, я схватился за гравимет и направил ствол на уже обернувшихся ко мне сержанта и офицера. Если бы я не успел выстрелить, в следующее мгновение меня, с прижатым к стене артангом, разнесли бы в клочья его же напарники. Но я опередил их. Хлопнул гравимет и коридор грузового отсека озарила синяя молния. Две жабы были размазаны по стенам. Я не ожидал, что это у меня получится так лихо. Третий артанг практически не сопротивлялся. Я сорвал с него гравимет и, не задумываясь, отправил его к болотным праотцам.

Читайте также:  Вязание крючком: крылья феи

Вытирая забрызганное вонючей жижей лицо, я выскочил в холл. Решение созрело мгновенно. Распахнув створки перегородки, ведущей в шлюз, я быстро добрался до входа на патрульный корабль артангов. Мне оставалось молить Бога, чтобы все прошло как по маслу. Расстреливать артангов из гравимета – работа не из приятных. Слишком много воды было в этих монстрах.

На этот раз мне повезло. На пришвартованном корабле никого не было. Отложив в сторону гравимет, я уселся за пульт управления. Однажды мне приходилось изучать корабли артангов. Это было два года назад, когда нас готовили к предстоящим схваткам на полигонах Военного Совещания. Кажется, я тогда не ударил в грязь лицом. Теперь я мог испытать себя в бою против артангов. И мы были равны. Пусть покажут, на что способны их хваленые пилоты. Я включил двигатели и медленно повел “Артанг Великий” от своего корабля на решающую схватку.

Артанги, видимо, успели заподозрить неладное. Вот уже несколько минут я не отвечал на запросы их кораблей. Но мне надо было успеть развернуться лицом к своим врагам, прежде чем они откроют огонь. На бортовых мониторах вспыхивали и гасли отвратительные пупырчатые рожи. Кто-то настойчиво пытался выжать из меня хоть пару слов на их булькающем языке.

Наконец, маневр закончен. Теперь я отлично вижу на переднем экране два растерянных корабля. Кажется, они так и не поняли, что произошло с их сослуживцами. Ну и не надо. Даю залп артанговскими ракетами. После такого залпа от обычных кораблей типа “Кобра” или “Сириус” остается горстка обломков, которые без труда помещаются в любом дорожном рюкзаке. Но передо мной не простой противник. У артангов есть противоядие и на эти ракеты. Правда, я никогда невидел, как работает такая система.

Все, теперь вижу. Голубая стена на секунду вспыхнула и погасла. А где же ракеты? Великолепно. Только одной удалось достичь цели. Но этого оказалось достаточно, чтобы один из кораблей раскололся пополам. Впервые в жизни мне пришлось увидеть лопающихся, как мыльные пузыри, артангов, которых взрывом вынесло в открытый космос.

Второй корабль, видимо, с перепугу, дал мощный залп из всех орудий сначала по моему брошенному в пустоте кораблю, а затем по мне. Я отчаянно маневрировал, но уйти от этой атаки не удалось. Затрещали защитные поля. Вспыхнули панели аварийной сигнализации. Мне показалось, что я еще успею встретить противника финальным огнем. Я рванул вниз, пытаясь забраться под брюхо кораблю артангов, который быстро разворачивался после очередного маневра. Но в этот момент Вселенную потряс страшный взрыв. Я только потом понял, что ракеты артангов настигли мой старый брошенный корабль, нашпигованный смертью. Десятки тонн оружия, взрывчатки и бомб в долю секунды превратились в ослепительно яркий огненный шар, который затмил все звезды в бархатной пустоте бездонного космоса.

Я на какое-то время ослеп. Спустя мгновение я уже знал, что в этом мире меня больше не существует. Нет, я, конечно, не умер, как те, кто пытался наказать меня за строптивость характера. Но я уже не был пилотом Вселенной. Мое истерзанное тело в разбитой спасательной шлюпке падало на неизвестную невзрачную планетку, которая, по счастливой случайности, оказалась поблизости от места нашей схватки. Меня ждала совершенно другая, “пыльная жизнь”, как называли пилоты прозябание на планетах. Кто мог подумать, что я закончу свое существование здесь, на этом затерянном острове жизни вдали от главных космических трасс.

Подвеска в технике филигрань “Черная кобра”

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 257 425
  • КНИГИ 590 307
  • СЕРИИ 21 989
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 549 484

Роман в повестях и рассказах

Публикация неизвестного романа Юрия Домбровского (1909–1978) сродни обнародованию утраченных текстов Грина, Платонова или Бабеля. Канон Домбровского утвержден шеститомником, его главным свершением признана дилогия «Хранитель древностей» и «Факультет ненужных вещей», изданы отдельной книгой его стихи, немногочисленные, но сразу занявшие в русской поэзии чрезвычайно важное место, как занимает клетку в менделеевской таблице редкий новооткрытый элемент: его не было, но должен быть. Изданы ранние романы «Державин» и «Обезьяна приходит за своим черепом» (последний тоже спасся чудом). Ходили слухи о том, что был у Домбровского и еще один роман — пограничный между ранней прозой, вынужденно написанной на историческом либо заграничном материале, и принесшими ему славу автобиографическими книгами. Даже название этого романа — «Рождение мыши» — упоминалось при публикации стихов из архива: оказалось, он для этой большой прозы специально написал несколько стихотворений от имени героя. Но сам текст был то ли потерян в редакции, куда его предлагал автор после реабилитации (Домбровский сидел в общей сложности десять лет, не считая первой ссылки в Алма-Ату в 1933 году), то ли уничтожен по причине гипертрофированной писательской требовательности к себе. В общем, когда в 2009 году Клара Турумова-Домбровская, вдова, делающая для увековечения памяти мужа все возможное и более того, показала мне три толстых рукописных тетради и две папки машинописи, я очень удивился.

Теперь, через тридцать лет после смерти автора и пятьдесят — после написания, последнее ненапечатанное произведение Юрия Домбровского выходит к читателю. Почему он так противился любым попыткам жены и друзей реанимировать этот странный роман и опубликовать хоть частично — можно, как говорится, только гадать. Официальная версия — высказанная им самим — сводится к тому, что — молодо, слабо, надо все переделывать, и даже жене он настрого наказал «никому не показывать» созданную сразу после лагеря рукопись. «Рождение мыши» писалось на поселении, в Новой Чуне и Сосновке, и если у автора могли быть надежды на публикацию «Обезьяны», то «Рождение мыши» с его сложной философией и непривычной композицией вряд ли представлялось Домбровскому опубликованным при его жизни. Правда, «Леди Макбет» и «Царевну-лебедь» — две лучших своих новеллы о любви — он из рукописи извлек и напечатал. Возможно, этот текст — то ли роман в рассказах, то ли цикл небольших повестей — сочинялся вовсе без расчета на публикацию, исключительно в порядке аутотерапии.

Говорить о незаконченности книги вряд ли можно — цикл сложился, объединен темами и героями, скреплен сложными и неочевидными связями, но сквозная проблематика всех этих разнородных на первый взгляд повествований настолько неочевидна, а в социальной философии Домбровского настолько нет ничего советского, что и постсоветскому читателю непросто будет докопаться до авторского замысла. Мы коснемся его позже, в меру своего понимания, не претендуя на окончательность, а пока отметим, что говорить об ученическом несовершенстве этой прозы никак нельзя. «Рождение мыши» написано на порядок лучше «Обезьяны» — и хотя совсем не так, как всенародно знаменитый «Хранитель» с его свободной манерой, непосредственной интонацией и многочисленными отступлениями, но и эта ранняя, жесткая, острая манера Домбровского ничем не хуже. «Рождение мыши», при всей сознательной пестроте фрагментов, очень дисциплинированная проза, настоящая новеллистика, с быстро развивающимся действием и крепкими сюжетами; первая повесть во многом предвосхитила похождения Штирлица — тут вам и теологические диалоги с пастором, и последние дни войны, и конспирация, и чудесные спасения, и внезапные узнавания, но у Домбровского ничто не выглядит натяжкой — все органично и достоверно, в первую очередь благодаря замечательным диалогам. Покажется ли вам эта книга шедевром мастера или упражнением начинающего — несомненно одно: вы от нее не оторветесь. Что Домбровский умел всегда, в любом возрасте и состоянии, — так это прямо выйти на тему, начать без предисловий и мгновенно расположить читателя к себе разговорной иронической интонацией умного и бывалого собеседника. Скажем честно: из всех книг Домбровского «Рождение мыши» — единственный потенциальный бестселлер для массовой аудитории, любящей про любовь и про разведчиков, и чтобы всюду страсти роковые вокруг неописуемой красавицы.

Тут не без странных сближений — возникает чувство, что Юлиан Семенов эту книгу фантастическим образом читал. Потому что герой «Рождения мыши» — супермен, ничем не уступающий Штирлицу, а то и превосходящий его (и тоже отлично рисует), и женщины от него без ума, как от всякого приличного Бонда. Более того: фамилия этого супермена — Семенов. И это уже наводит на подозрение, что Домбровский в начале семидесятых посмотрел-почитал что-нибудь про Штирлица да и написал свой ответ на него, — но, вот незадача, существуют тетради пятидесятых годов, в которых эта история записана. До Штирлица оставалось пятнадцать лет. И работает у него этот супермен в тылу врага, и спасается мыслью о любимой, которая его тут верно ждет, а после войны попадает в плен, только уже не фашистский. Домбровский отправляет своего Николая в английскую военную тюрьму, откуда его чудом выцарапывает советский МИД, — причина этого ареста в том, что он, сбежав из лагеря для военнопленных, убил разведчика, приняв его за эсэсовца. Ход красивый, история с Габбе действительно увлекательная, хотя и странным образом книжная; пусть вас эта книжность не отвращает и не обманывает — у Домбровского все просчитано, все будущие ходы расписаны.

Дальше, после возвращения Семенова, «Рождение мыши» начинает предвосхищать другую прозу — скажем, «Киру Георгиевну» Виктора Некрасова. Только она написана в 1961 году, а так многое сходится. И героини похожи — красивые, сильные женщины без возраста. И главная пружина конфликта та же: ребенок. Не будь Петушка, Нина немедленно сбежала бы к своему Николаю. Не будь Володи, Вадим вернулся бы к своей Кире. Но конфликт неразрешим — и таких конфликтов с 1954 года было очень много. Советская литература не так уж часто их касалась. И хотя повесть Некрасова тоньше, сдержаннее, в чем-то и глубже резкой, яркой и размашистой прозы Домбровского, — сцена объяснения Николая с «эллинистом» не уступает, а то и превосходит знаменитую повесть о скульпторше Кире.

Впрочем, Домбровский с Некрасовым дружил, и соперничества между ними не было: оба люди щедрые, храбрые и широкие. Более того: фрагмент из «Записок зеваки» — о том, что лучше всего пить вдвоем, — Домбровский переписал от руки и любил зачитывать в застольях, и многие принимали его за сочинение Домбровского, не зная повести Некрасова.

Поговорим, однако, вначале о жанре этой книги, а затем о ее смысле, как его понимаем. Тут все непросто. Я вообще хотел бы предостеречь читателя от легкомысленного отношения к этому легко читающемуся, да, но сложно построенному сочинению, и от снисходительности в отношении Домбровского вообще. Домбровский далеко не исчерпывается штампами, налипшими на него: лагерник, эрудит, драчун, алкаш, автор замечательных автобиографических романов… Домбровский — филолог, ученик Цявловского, автор романа «Державин», редкий знаток Шекспира и русской романтической прозы (его любимым периодом были двадцатые — сороковые годы, все николаевское царствование, которое он ненавидел, и потаенное русское сопротивление. Может, только благодаря знанию этой эпохи он — чуть ли не единственный — правильно понял «Путешествие дилетантов» чтимого им Окуджавы: выступление Домбровского на обсуждении романа сохранилось, и это, кажется, единственная адекватная рецензия на сложный и тоже очень филологичный окуджавский роман). «Рождение мыши» пронизано отсылками, перекличками, параллелями — больше всего таких перекличек именно с ранней русской классикой, и самый явный образец, на который Домбровский ориентируется, — «Герой нашего времени». Автор, будучи хитер, оставляет нам прямой намек на это — в «Хризантемах на подзеркальнике» действует бритый актер Печорин. В сущности, Домбровский и пишет «Героя нашего времени», и, как и Лермонтов, далеко не убежден, что этот герой — Семенов — может быть назван героем в высшем, восторженном смысле. Но он типичен, мы этого героя видели: он принадлежит к первому собственно советскому поколению, к тем, кто пережил революцию ребенком и ничего, кроме советской России, не помнит. Это поколение летчиков, моряков, строителей, полярных журналистов, селекционеров, агрономов, инженеров, «большевиков пустыни и весны» — людей радикальных, решительных, сильных: о них — довоенная драматургия Симонова и военный цикл «С тобой и без тебя» (и Домбровский явно имел Симонова в виду, описывая роман журналиста с актрисой, очень похожий на отношения Симонова с Серовой даже в деталях: «Как ты была права, что, проводив, при всех мне только руку пожимала», — вообще занятно сравнить, скажем, «Чужого ребенка» и «Хозяйку дома». Само созвучие фамилий — Симонов — Семенов — намеренно и красноречиво). Все эти герои — люди в кожанках, много чего повидавшие и пережившие, страшно гордые собой, довольно инфантильные внутри, — отличались от Печорина тем, что у них было дело; тем, что они знали, зачем живут. Но роднило их главное — некоторая роковая пустота внутри, этическая, что ли; как и Печорин, они люди без традиции, а если говорить всю правду, то и без морали. Это, впрочем, общеромантическое у них. Таких людей Аксенов называл байронитами, но у байронита свой внутренний изъян: он на земле сирота, человек без прошлого, и оттого при столкновении с серьезной жизненной коллизией он, как правило, либо глух, либо эгоистичен, либо беспомощен. И отсутствие этого внутреннего стержня — как раз маскируемое крутизной — заставляет такого героя вечно странствовать, мотаться по земле, как мотался Печорин, только у него была «подорожная по казенной надобности», а у них — несколько лихорадочный пафос освоения пустынь и льдов. Но вечное это странствие не может заменить того самого внутреннего стержня, и вечные — довольно легкие, хотя и рискованные — победы никогда не перерастают в любовь. Любовь ведь — не только покорение.

Читайте также:  Брошь Паук Нафаня: как сделать, этапы

Подвеска в технике филигрань “Черная кобра”

цитата: Здорово. Красиво. Оригинально. Больше таких работ.

Очень понравился, люблю такие “нежданчики”. Один совет, я бы “чойл” или “дыр” расширил, под палец, и угол РК погасить надыть по Т.Б. Вощем Вот что хотел.
Думаю сама концепция и абрис не пострадают, а удобствоф прибудет!

цитата: я бы “чойл” или “дыр” расширил, под палец,

Указательный палец “тудой” в “дыр” “входит и выходит” сбоку без ущерба для шкурки

Льнянка подсохнет – покажу вращение или кручение

А представленный вариант гораздо более травмоопасен чем мой ,это как V срезать на v в профиле .

Не стандартный вариант, очень понравился, единственное только медные втулки не в тему

-Олег-

цитата: очень понравился, единственное только медные втулки не в тему

Вот тоже в растерянности .

Вроде как нержу бы нужно , не знаю , ну у меня еще пара заготовок .

Какая хЫщьная штука! Привлекает и впечатляет!

Миха_А

serg54906
на чем спуски выводил.

-Олег-

Хороший вопрос

На первой кобре наждак круг 250 мм + две руки .

Эта кобра гриндер круг 200 мм + две руки .

По скорости последний вариант раза в три быстрее .

Хорош!

Вова_Н

sibur008
нож прикольный,но жена (повар с двадцатилетним стажем) забраковала.

-Олег-

цитата: Изначально написано sibur008:
нож прикольный,но жена (повар с двадцатилетним стажем) забраковала.

Судить о ноже по фото не очень хорошо

Что скажет повар с двадцатилетним стажем о сем изделии ?

Тоже черная “некобра”

Респект!

Константиныч

цитата: Изначально написано Константиныч:
Олег, вместо слогана “Кобра” тут так и просится другой слоган: . “Живопыра”.
А сделано всё очень чисто и тщательно.

Спасибо за оценку .

Весьма возможно использование термина “живопыра” гораздо западнее от Урала

Подвеска в технике филигрань “Черная кобра”

Очковая кобра (Naja naja (LINNAEUS, 1758)) – таксономический родитель практически всех азиатских кобр, раньше многие из самостоятельных видов были всего лишь подвидами очковой, нет примеров более яркого перестроения вида, чем история изучения систематики очковой кобры. Еще в 19 веке был только один вид- Naja naja с 10 подвидами, четыре из которых встречались в Индии: Naja naja naja – индийский подвид с очками на капюшоне; Naja naja kaouthia – кобры с одним кольцом на капюшоне; Naja naja oxiana (среднеазиатская кобра); Naja naja sagittifera (андаманская кобра). Благодаря индийскому герпетологу Deraniyagala (1945, 1960, 1961) все четыре подвида обрели самостоятельный статус, также, были выделены новые подвиды для Naja naja : Naja naja indusi на северо-западе Индии, для них “характерно” отсутствие обычных зубов на верхнечелюстной кости, хотя в норме один должен быть; Naja naja madrasiensis на юге, считалось, что у них ядовитые зубы морфологически достаточно развиты для плевков; Naja naja gangetica на северо-востоке Индии, подвид без всяких оснований, даже в оригинальной статье; Naja naja bombaya – центральная Индия, выделен по единичной находке, отличается отсутствием “межнижнегубных” (cuneate) чешуй; Naja naja karachiensis – южный Пакисат и прилежащие территории Индии. За номинативную форму Naja naja naja считали популяцию очковых кобр из Шри-Ланки, но все доводы Deraniyagala были недостаточно весомыми, многие его работы в дальнейшем игнорировались коллегами. В 1984 году появился временный подвид Naja naja polyocellata , который даже Deraniyagala называл только особой шри-ланкийской вариацией, но не подвидом, позже так и решили.

Теперь все иначе, но есть исследования кладистов, по которым одна из самых известных змей находится на базальнее прочих видов. Все это очень важно на самом деле, особенно для ядовитых змей, как оказалось, каждый вид имеет свою токсикологию, все сильно отличаются по действию и силе яда, борьба с последствиями укусов разнится в зависимости от вида кобры. Не мало людей погибло от обобщения всех азиатских кобр в один вид, достаточно перепутать сыворотки. Изучение систематики ядовитых змей ведет к оптимизации процесса изготовления сывороток-противоядий.

Обитает очковая кобра на территории следующих стран: Пакистан, Индия (на большей части страны), Мьянма, Шри-Ланка, Бангладеш, Непал, Бутан, восток Афганистана. В Индии входит в четверку самых смертоносных змей, в их числе эфа (Echis carinatus), бунгар (Bungarus caeruleus) и цепочная гадюка (Daboia russeli), смело можно сказать, что это одна из самых опасных змей в мире, пусть и не столь ядовита как тайпаны, в год фиксируется до 10000 погибших от яда очковых кобр.

Это крупная змея, часто достигают двух метров (рекордсмены из Шри-Ланки), обычные размеры 100-150 см (новорожденные 25-30 см), очень мощное тело, легко отличить от других видов кобр по очковому рисунку на очень большом капюшоне, однако, признак этот очень изменчивый. Стандартный вариант, это когда есть два черных пятна (ширина их в две чешуйки) на спине со светлой окантовкой, но пятен может быть и больше, а могут и вовсе отсутствовать. Окрас тоже бывает разный, встречаются желтые, серые, красноватые и совершенно черные змеи с легким белым крапом, есть и естественные меланисты, иногда их выделяют в отдельный подвид Naja naja karachiensis -пакистанская черная кобра, последний раз под таким названием публиковалась в 2013, совсем недавно, все еще помнят про труды известного индийского герпетолога, кстати, у пакистанской популяции очковых кобр детки окрашены в серый цвет, а на капюшоне далеко не всегда с рождения есть очки. Почему пакистанские кобры не являются отдельным подвидом? На самом деле по признакам все в порядке, при желании можно и закономерность в числе чешуй вычислить, окрас особенный, более чем, но не хватает изоляции от других очковых кобр, поэтому все зависит от герпетологов, одни этот момент возводят в принципиальный, другие игнорируют, стоит отметить, что далеко не для всех подвидов змей в обязательном порядке характерно наличие изоляции, просто признаются гибриды на границе популяций. Вернемся к характеристике Naja naja . У популяции из Шри-Ланки может быть до 20 поперечных черных полосок на брюхе, в норме должно быть 1-5, само положение крупного “горлового” ошейника тоже изменчиво, погрешность может достигать до 10 чешуй. Количество рядов дорзальных чешуй у очковых кобр очень изменчиво, все зависит от популяции, на северо-западе число рядов меньше, а есть популяции с таким большим числом дорзальных рядов, какого нет ни у одной азиатской кобры. От наиболее близких моноклевых кобр можно отличить наличием одной маленькой треугольной “межнижнегубной” (cuneate) чешуйки над пятой нижнегубной, либо между четвертой и пятой, и опять, только не злитесь, однако, бывают очковые кобры и без этих чешуй, выше я писал про подвид Naja naja bombaya , его не признают, ибо из мест его обитания в дальнейшем было найдено много очковых кобр с “межнижнегубной” (cuneate), признак отнесен в пределы индивидуальной изменчивости. Ареал очковых кобр пересекается со многими другими бывшими подвидами, отличия всегда минимальные, чаще всего систематики руководствуются рисунком на капюшоне, окрасом на брюшной стороне и изоляцией одних видов от других, ибо количество брюшных, дорзальных, хвостовых чешуй сильно перекрывается для разных видов, учитывая изменчивость очковой кобры.

Длина ядовитых зубов может достигать 7,5 мм, у очковых кобр самые длинные зубы относительно размеров тела среди кобр всей Азии, помимо ядовитых клыков есть и не ядовитые зубки, у очковых кобр обычно один не ядовитый зуб на верхнечелюстной кости, но иногда это правило не работает, и зависимости от определенных популяций здесь нет, все в пределах индивидуальной изменчивости, хаотично, по этой причине отказались от выделения подвидов Naja naja indusi и Naja naja bombaya . У 1 % кобр находили сразу два зуба на верхнечелюстной кости.

Интересная деталь, практически все кобры могут плеваться ядом, в разной степени конечно, но у Naja naja и Naja oxiana вообще никаких приспособлений для этого нет.

По вышеперечисленным причинам изучение поведения очковых кобр, их образа жизни, рациона, действия яда и много другого оказалось затруднительным, ведь в старых публикациях далеко не всегда есть описание морфологии и нет качественных изображений объектов исследования, приходится гадать о ком из 10 видов “комплекса очковых кобр” шла речь, а виды совершенно разные. А теперь представьте, самая известная змея в мире из-за невероятного числа ошибок морфологов и герпетологов оказалась не изученной вплоть до 1998 года!

Очковые кобры не спроста так сильно распространились, они могут занимать самые разные ниши, их где только не встречают, от тропических лесов до рисовых полей, в засушливых местах, частенько видят недалеко от поселений, отлично передвигаются по воде и хорошо лазают на небольшие высоты. В плане рациона все тоже очень универсально, большую часть оного составляют крысы и прочие мелкие грызуны, далее в равном числе следуют бесхвостые амфибии, ящерицы (даже вараны), змеи, в том числе, ядовитые змеи, например эфы. Успевают все познать и везде побывать благодаря круглосуточной активности, предпочитают вечернее-ночное время, но могут быть активны и днем.

С апреля по июль очковые кобры откладывают яйца, в кладке может быть до 45 штук, обычно меньше, самки остаются охранять гнездо до самого вылупления малышей, инкубация длится 48-69 дней. Интересный факт, для гибридов моноклевых кобр и очковых кобр характерна охрана кладки парами, самцы тоже участвуют в этом процессе.

Всем известно как кобры защищаются, очковые в этом плане лучше всех других, а все благодаря капюшону рекордных размеров, относительно тела конечно. В случае угрозы змеи принимают характерную стойку на треть тела, громко шипят и делают броски в сторону раздражителя, крайне редко все доходит до укуса, обычно это удары головой, если укусы случаются, то далеко не всегда фатальные, при защите очковые кобры используют мало яда, а иногда вообще его не впрыскивают. Напоминаю, данный вид не умеет плеваться, все публикации на сей счет были от путаницы с другими видами- бывшими подвидами Naja naja .

Яд у очковых кобр сложный, включает в себя постсинаптический нейротоксин и кардиотоксин, при укусе наступает паралич мускулатуры, остановка дыхания, нарушается сердцебиение. Гиалуронидаза в яде кобры способна увеличивать проницаемость тканей за счёт снижения вязкости мукополисахаридов, входящих в их состав, это ведет к некрозу и ускорению распространения яда по телу жертвы. Симптомы начинаются в первые 15 минут, в особых случаях проявляются через два часа. Для мышей LD50 (“сила яда”) 0.45 мг/кг– 0.80 мг/кг, напоминаю, чем меньше это значение, тем яд сильнее, для тайпана тот же показатель в районе 0.03 мг/кг, у бойги Бландинга 2.88 мг/кг. В среднем, за один укус очковая кобра впрыскивает 169-250 мг яда. Если во время использовалась сыворотка, велика вероятность полного выхдоровления после полноценного укуса, вероятность смертельного исхода 15-20%.

В неволе не рекомендую содержать, но если так получилось, что кобра есть, стоит учесть следующее. Молодые особи могут содержаться в небольших пластиковых контейнерах на 10 литров, для взрослых особей требуется крупный террариум, достаточных размеров, чтобы змея в нем могла перемещаться, чтобы можно было установить укрытие (внутри влажный субстрат, например мох), поилку и чтобы был необходимый градиент температур, от 24 до 28 фон, в точке до 33 (день 12 часов), ночью можно опускать до 22-24, зимовка 16-20 градусов на протяжении двух месяцев в году, световой период сокращается. Скажу честно, взрослых очковых кобр успешно содержат и разводят в пластиковых контейнерах объемом около 100 л, никаких зимовок и игр со светом не проводят. Конечно необходима хорошая вентиляция. В качестве субстрата подойдет мульча, стружка, кокосовый субстрат, кокосовые чипсы, сосновая щепа, бумага, газета, салфетки. Освещение не имеет значения. Влажность на уровне 60%, опрыскивать необходимо лишь на время линек. Рацион в неволе может состоять из одних только крыс, не переборщите, ожирение очень опасно для всех змей.

Синонимы очковой кобры в разных районах ареала: наг, муркан, найа, нагу паму, нагара хаву, нага памбу, налла памбу, фетигом, гохра.

В перспективе закрепление морфы Albino очковой кобры, уже известны гипомеланисты и прочие интересные вариации, все еще впереди, есть все шансы догнать моноклей.

Всегда помните об особой технике безопасности при работе с ядовитыми змеями, вся информация на сей счет представлена на нашем форуме.

Спасибо вам большое за внимание))) Дальше будет больше

Китайская Кобра

Отправить коллекцию на email

компания Merck Family’s Old World Christmas выпустила игрушки в виде кобры и змеи

компания Merck Family’s Old World Christmas выпустила игрушки в виде кобры и змеи

Башни-кобры в Кувейте

Башни-кобры в Кувейте

Постеры фильма G.I. Joe: Бросок кобры 2 (G.I. Joe: Retaliation) (2013)

Постеры фильма G.I. Joe: Бросок кобры 2 (G.I. Joe: Retaliation) (2013)

Cineast: G.I. Joe: Атака кобри 2 / Трейлер (укр.) / G.I. Joe: Бросок кобры 2 / G.I. Joe: Retaliation

Cineast: G.I. Joe: Атака кобри 2 / Трейлер (укр.) / G.I. Joe: Бросок кобры 2 / G.I. Joe: Retaliation

вязаная крючком КОБРА

вязаная крючком КОБРА

Вяжем царицу змей -кобру. Комментарии : LiveInternet – Российский Сервис Онлайн-Дневников

Вяжем царицу змей -кобру. Комментарии : LiveInternet – Российский Сервис Онлайн-Дневников

Постройка в виде кобры в Кувейте

Постройка в виде кобры в Кувейте

Cineast: Ди Бонавентура настаивает, что релиз «Броска кобры 2» перенесли не из-за Татума

Cineast: Ди Бонавентура настаивает, что релиз «Броска кобры 2» перенесли не из-за Татума

Yoshta – Йога для ангелов (Гапчинская)
Бхуджангасана (Поза кобры)

Yoshta – Йога для ангелов (Гапчинская)
Бхуджангасана (Поза кобры)

Лепим кобру в технике филигрань

Лепим кобру в технике филигрань

Подвеска “Черная кобра”

Подвеска “Черная кобра”

Упражнение 6. Кобра
ИП: лежа на полу, на животе, руки вдоль туловища, ладони прижаты к бокам. «Растягиваем» (. )

Упражнение 6. Кобра
ИП: лежа на полу, на животе, руки вдоль туловища, ладони прижаты к бокам. «Растягиваем» позвоночник, затем на вдох медленно отрываем от пола голову и грудную клетку, если можете, поднимайте одновременно и ноги. «Замираем» в верхней точке на 10 секунд, затем возвращаемся в исходное положение. Количество повторений: 3 раза.

Упражнение 6. Кобра
ИП: лежа на полу, на животе, руки вдоль туловища, ладони прижаты к бокам. «Растягиваем» (. )

Упражнение 6. Кобра
ИП: лежа на полу, на животе, руки вдоль туловища, ладони прижаты к бокам. «Растягиваем» позвоночник, затем на вдох медленно отрываем от пола голову и грудную клетку, если можете, поднимайте одновременно и ноги. «Замираем» в верхней точке на 10 секунд, затем возвращаемся в исходное положение. Количество повторений: 3 раза.

Королевская кобра (Ophiophagus hannah)
Королевская кобра (Ophiophagus hannah) является самой длинной (. )

Королевская кобра (Ophiophagus hannah)
Королевская кобра (Ophiophagus hannah) является самой длинной ядовитой змеей в мире, достигающей 5,6 метров в длину. Ophiophagus, дословно переводится как «едок змеи», поскольку она ест других змей. Один единственный укус этой смертельной змеи может легко убить человека. Она может убить даже взрослого азиатского слона в течение 3 часов, если животное укушено в уязвимой области, такой как хобот.

Королевская кобра (Ophiophagus hannah)
Королевская кобра (Ophiophagus hannah) является самой длинной (. )

Королевская кобра (Ophiophagus hannah)
Королевская кобра (Ophiophagus hannah) является самой длинной ядовитой змеей в мире, достигающей 5,6 метров в длину. Ophiophagus, дословно переводится как «едок змеи», поскольку она ест других змей. Один единственный укус этой смертельной змеи может легко убить человека. Она может убить даже взрослого азиатского слона в течение 3 часов, если животное укушено в уязвимой области, такой как хобот.

Серьги КОРОЛЕВСКИЕ КОБРЫ

Необычные серьги с кобрами и граненым агатом, рисунок на котором (. )

Серьги КОРОЛЕВСКИЕ КОБРЫ

Необычные серьги с кобрами и граненым агатом, рисунок на котором напоминает змеиную кожу.

(Коллекция ГОД ЗМЕИ)
(Коллекция ТОТЕМ)
(Коллекция MAGIC)

Змейки объемные, двусторонние – с обратной стороны как у настоящих змеек поперечные полосы из чешуек.
Серьги не тяжелые, комфортные в носке.

Размер: длина серьги со швензой 7,6см; без швензы 5,5см; шар агата – 1,4см.

Материалы: агат натуральный тонированный, литье, посеребренная ювелирная проволока (пр-во Rayher, Германия), фурнитура.

одно из шикарнейших и современных зданий Новосибирска является бизнес-центр Кобра. Архитектура очень стильная, (. )

одно из шикарнейших и современных зданий Новосибирска является бизнес-центр Кобра. Архитектура очень стильная, современная, необычная. Наконец-то в Сибири появились суперсовременные небоскребы. Конечно такие здания еще не скоро будут доступны для проживания. Переходим на европейский уровень.

Рецензия на игру Звездное наследие-1. “Черная кобра”

Шаг в бездну

В 1995 году PC-индустрия развивалась бурно и стремительно. Новые идеи приходили на смену старым, менялись игровые вкусы, запросы… FMV! 3D! Смешение жанров, черт побери!

В то же время где-то рядом тихо умирал ZX Spectrum. Слава былых побед не могла перебороть всепоглощающий прогресс, и компьютер доживал последние деньки. Не буду притворяться ветераном, предающимся сладким воспоминаниям, — поверхностное знакомство со «Спекки» не дает мне такого права. Но тем проще дать объективную оценку «Звездному наследию», римейку легендарного «российского ответа», появившегося на угасавшей платформе. Среди читателей наверняка найдутся люди, для которых он до сих пор является образцом sci-fi приключения.

Скриншоты 32

Внезапное возвращение Step Creative Group с целым ворохом свежих проектов и желанием донести до игроков свою подзабытую игру внушают уважение. Впрочем, ориентация на PC весьма условна: преображенное визуально, внутренне «ЗН» осталось нетронутым. Этакий динозавр, взращенный в современной обстановке. Чем не повод для ностальгии? Вот только о прочих смертных как-то не подумали…

И звезды падали с небес

Далекое будущее. Порабощение землян злобными пришельцами. Очаг сопротивления в лице одинокого агента повстанцев… Признайтесь, все это вы слышали, и не раз. История (добрая ее часть изложена в отдельной новелле) не может похвастаться ни оригинальной завязкой, ни чередой интригующих событий. Никаких сюрпризов. Герой, подбитый зеленомордыми захватчиками (артангами, очень забавными прямоходящими земноводными), мешком падает на незнакомую планету, но, придя в себя, тут же кидается на штурм, попутно выполняя поручения союзников, почивших родственников и даже самих космических лягушек.

Вдумчивое исследование неизведанных галактик и древних цивилизаций в стиле замечательной дилогии Gateway от Legend, либо борьба за выживание во враждебной среде, как в Robinson’s Requiem, нечасто вклиниваются в ровную канву геймплея, несмотря на всю загадочность планеты Ракксла. Местный робинзон довольно быстро натыкается на поросль разумной жизни, обзаводится рацией, выясняет свое местоположение и… Передает судьбу в наши руки. Непривычное множество путей прохождения следует считать самым значительным достижением разработчиков.

Уже в начале мы можем выбирать тактику выбивания необходимой информации из поселенцев, варианты переправки на близлежащие земли и сторону, на которую предстоит батрачить. Последний пункт, кстати, искажает около 2/3 всего действа, превращая путешественника из хорошего парня в плохого. Я бы поверил в два параллельных сюжета, не будь обе ветки столь схожи и скоротечны. Не надейтесь на разнообразие Fate of Atlantis — чрезмерная линейность заставляет одолевать один и тот же маршрут, хотя и разными способами. Особых проблем в нахождении альтернатив не возникает, что не исключает их ненавязчивый, всегда обоснованный характер.

Например, можно попасть в банду хулиганов, положив глаз на их транспорт, а можно выведать планы отморозков, после чего со спокойной совестью сдать всех властям. Маленькие, но приятные неожиданности, требующие буквально трех-четырех кликов мышкой, добавляют ощущения свободы, вседозволенности, позволяют лучше понять окружающий мир. Конечно, растянуть удовольствие более чем на 5-6 часов вряд ли удастся, даже если исходить игру вдоль и поперек. Издержки производства, не иначе.

Полеты во сне и наяву

«Звездное наследие», несомненно, красиво. Нет, чертовски красиво! Дивные виды, усеянные мелочами и интересными подробностями, пестрят красками; любой кустик, деревце или травинка тщательно прорисованы. За городом чувствуется дыхание природы, в мегаполисе — головокружительная высота зданий, уходящих в небо. Первоклассная работа художников преобразила спектрумовскую палитру до неузнаваемости, сохранив концепцию.

Да, это потрясающее, завораживающее 2D. Одна локация — одна статичная панорама, так что и повернуться не дают. Изредка нам разрешают приблизиться к точке на экране для детального ознакомления. А затем — снова эпоха покадровых скачков, чья скорость, бывает, выводит из себя: загрузка неестественно длинная, а уж когда начинаются межуровневые передислокации, счет идет на минуты.

На общем фоне удивительно стильными получились кислотного цвета рамки, выделяющие активные предметы при наведении курсора. Как правило, таких объектов совсем немного. Прибавьте сюда явное доминирование иконки «осмотреть» над значком «подействовать» и попробуйте представить «масштаб» мозголомной начинки. Да, здесь не принято корпеть над заумной задачкой, и пролистывается игра с завидной быстротой. Единственный «искусственный» пазл с часами, заметно осложняющий житие расслабившегося странника, выглядит неуместной вставкой.

Космические дали

Нельзя не упомянуть и еще один очаровательный штришок, влияющий на весь игровой процесс. Каждый прыжок из зоны в зону отнимает у героя ровно четверть суток; при этом окружение меняется в соответствии с оборотом солнца. Фактически, все картинки можно лицезреть в четырех ипостасях, иногда сопровождаемых спонтанными погодными капризами вроде грозы с громом и молнией. Ни за что не предскажешь, в каком обрамлении прекраснее всего будет смотреться пейзаж: на закате, на рассвете, либо же ночью. Занятие для настоящих эстетов.

А между тем творческие выкрутасы трактуются и внутренней механикой. Тут уместно вспомнить об «элементах RPG и сражениях с разнообразными противниками». Поборников чистоты жанра подобные фразы обычно бросают в жар, однако в данном случае беспокойства излишни: авторы позаимствовали лишь пару характеристик, смело обозвав их «элементами». Во время переходов агент неумолимо устает, да и уровень здоровья постепенно уменьшается. Восстанавливают его при помощи сна или подпиткой организма (особенно важно для свежих ран) — таблетками и ягодами. Но стоит прилечь где-нибудь в придорожной канаве, как вы будете вмиг обнаружены и, вероятно, окончите свой путь к славе. Смертельных исходов, по давней традиции, много, поэтому ночлежку тоже следует выбирать с умом. Такова «RPG-составляющая».

«Экшен» и вовсе невыразителен: бои протекают в одной примитивной плоскости. Распластавшийся по площади экрана враг нападает, заранее издав предупреждающий рык. Наша задача — поставить блок или, дождавшись, когда оппонент станет менее внимательным, залепить ему промеж глаз. Короче говоря, колотим по кнопкам мыши до тех пор, пока чья-то полоска жизни не упадет до нуля. Конечно, нужно следить за силой удара, да и бойцы не брезгуют уворачиваться, но вычислить единственно верную тактику нетрудно, и дальше стычки ведутся по накатанной схеме «блок/удар». Тем, кто упрекал «Мор» в недостатке заявленных вкраплений, здесь уповать не на что.

Невероятно красивая, достаточно интересная и в меру оригинальная вариация игры десятилетней давности. К сожалению, изменения, внесенные римейком, поверхностны, и до пространного финала в духе «to be continued» мы добираемся всего за несколько часов. Даже музыка, небогатый набор эмбиент-композиций, частично заимствована из старого «Звездного наследия». «From fans to fans» — ни прибавить, ни убавить.

Читайте также:  Как сделать санки из лыж
Ссылка на основную публикацию
-Олег-